Мне страшно, понимаешь, страшно.
Страшно до крупной дрожи, внезапно охватывающей тело где-то к середине ночи. Всегда было интересно узнать насколько жалко выглядит моя скрюченная фигура, нервно закусывающая пальцы, чтобы не завопить на весь дом. Точнее квартиру. Точнее я ещё не определился как мне называть это место и какое значение оно имеет для меня. При всей моей благодарности к его(ее) обитателям и даже некой моей привязанности к ним, которую я не могу не признать, хоть и неохотно. Я вообще не люблю признавать свою привязанность к кому-то. Да, привязываться к вещам глупо, я это осознаю, да и это в некотором роде является показателем моего одиночества, но все же я предпочитаю этот вариант. Всем трудно обрывать привязанности, я не исключительный, благо, подросковый возраст с а-ля "я не такой, как фсе, поэтому миня никто не панимает" я уже пережил.
Так к чему это я. А. Нет, дело в том, что мне приходится признать ещё один принеприятнейший факт-я люблю жить прошлым. Именно люблю. Я осознал, что мне приносит наслаждение прокручивание произошедших ситуаций в своей голове до бесконечности. Я могу упиваться выдуманными историями о людях, которые больше никогда не появятся в моей жизни. Наверно, я просто не умею психологически справляться с такими ситуациями. И это не может не печалить, ведь мой воображаемый мир может пасть целиком из-за какой-нибудь мелочи, что, как назло, зачастую играет определяющую роль.
И при всем осознании моей инфантильности и в каком-то роде эмоциональной трусости, в моем постоянно обновляющемся новыми историями мире иллюзий только сейчас пошли трещины. Эти трещины доводят меня до панических атак, я не могу заделать их, потому что такие вещи не подлежат ремонту. Я сам уже не подлежу ремонту. Куда обращаться за поиском конченого извращенца, любящего сломанные игрушки?
Здесь должна была быть смешная шутка, а вышла мольба о спасении. Мое афиширование личных переживаний, пусть и инкогнито, уже является в своём роде мольбой. Хотя сейчас я жажду скорее успокоение. И если кто-то и надумает спасать мою пропащую душу, то это окончиться лишь моим скоропостижным бегством. Даже самые добрые и бескорыстные люди, желающие тебя подлатать, внутренне желают осознать свою важность. А нередко это ведёт и к желанию власти с их стороны. Как человек, тонко чувствующий любые посягательства на свою свободу, я избегаю этого. Впрочем, так было не всегда. Но осознав однажды чем это может обернуться, я тщательно исследую людей прежде чем открыть им хоть толику своей чувствительный натуры. Чертовски чувствительной натуры.
Впрочем, думаю, у меня это получается неважно , но я стараюсь скрывать хотя бы свои болевые места от посторонних глаз. Бить, основываясь лишь на знании, что это можно сделать, неэффективно в психологии человека. Тут насилие нужно проверачивать с умом.
Впрочем, я засыпаю и сосредоточиться хотя бы на одной теме и высказать что- то толковое по ней получается все хуже. Думаю вернуться завтра, а точнее сегодня, поскольку уже перевалило за полночь, с новыми силами.
И я вряд ли буду когда-либо описывать здесь детально прожитые дни, скорее лишь отдельные момент и пространно рассуждать. Так мне больше нравится.

@темы: "первая бредоночь"